Алкоголизм и психогении

0
Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.Серб...

Роль и значение психогении в развитии алкогольной патологии отчетливо обнаруживается на всех этапах ее становления и течения. Трудно переоценить значение психогении в дезадаптации пьющих, в становлении алкогольной зависимости в период систематического пьянства, в комплексе причин, лежащих в основе рецидива пьянства у леченных больных хроническим алкоголизмом, и в противоправных действиях, совершенных ими в период опьянения.

 

Большинству алкоголиков присуща защитная мотивация пьянства. Они сетуют на трудности своего положения, на непонимание их окружающими, жалуются на плохой характер жены* отдельные неудачи в жизни и т. д. Однако защитная мотивация пьющих, как правило, является не причиной, а следствием алкоголизации. Подобные жалобы пьющих, назойливость их предъявления часто вызывают у окружающих и даже врачей реакцию игнорирования этой защитной мотивации. В то же время такое «игнорирование» может коснуться и действительно имеющих место психогенных факторов и причин, играющих важную роль в патогенезе алкогольной болезни.

 

Выше на примере психопатических состояний отмечалось значение ряда невротических симптомов в формировании алкогольной зависимости. Однако отношение к алкоголизму может иметь не только преморбидная деформация личности в виде психопатических и акцентуированных структур, по и психопатологические проявления, возникающие в рамках реактивных состояний. Учет и оценка их значения в структуре болезни и ее динамики, своевременная и рациональная помощь открывают порой большие возможности в индивидуальной профилактике пьянства, его рецидивов, в повышении эффективности лечебных мероприятий и социальной реабилитации. В этом плане от врача требуется проявление не только внимания, гуманизма, чуткости, но и определенной строгости, компетентности в вопросе.

 

На определенном этапе алкоголизма систематическое злоупотребление спиртными напитками создает для пьющего психотравмирующую ситуацию. Его бранят, наказывают; в семье и на производстве он чувствует себя чужим и лишним. Очевидное, а порой плохо замаскированное пренебрежительнонегативное отношение порождает у субъекта чувство обиды, раздражительности, иногда растерянности, подозрительности, депрессивные проявления. Сознание собственной ненужности, обида на товарищей, членов семьи, бывших друзей, вынужденное одиночество вызывают желание подавить неприятные переживания приведением себя в состояние алкогольного забытья или алкогольной эйфории.

 

Глубина депрессивнотревожных переживаний увеличивается в состоянии абстиненции. Иногда аналогичные состояния наблюдаются и в период опьянения. Прогрессирующая отчужденность больных замыкает порочный круг систематического пьянства и способствует более месивной алкоголизации.

Описанные психогенные механизмы в структуру алкогольной патологии наиболее часто включаются в конце I и начале II стадии. В этот период пьющие нередко делают выбор между пьянством и трезвостью. Часть из них порывает с пьянством, избегает компании пьющих, начинает заниматься серьезным и полезным делом. У них, как правило, восстанавливается контакт с товарищами по работе и членами семьи. Другая часть быстро спивается, утрачивает социальные контакты, чему способствуют описанные психогенные реакции.

 

Наиболее часто в структуре этих состояний встречается три ведущих синдрома — депрессивный, эксплозивный и истерический. Психогения способствует возникновению пролонгированного состояния эмоционального напряжения, па фоне которого формируется депрессивный синдром. Настроение у больных подавленное; тревога за собственное будущее, чувство отчаяния, безысходности, страх перед наказанием, идеи виновности становятся постоянными. Благодушное настроение, юмор, эйфория, характерные для хронического алкоголизма, не появляются даже в состоянии опьянения. Больные продолжают пить до погружения в забытье.

 

Comments are closed.