Затяжные алкогольные параноиды могут продолжаться месяцами

0

Купирование психотических расстройств гарантирует от рецидива психоза лишь при полном воздержании от спиртного.

Алкогольный бред ревности — один из вариантов алкогольного параноида. КрафтЭбинг (1912) считал бредовые идеи ревности патогномоничными для алкогольных заболеваний, а В. П. Сербский (1912) называл бред ревности «клеймом алкоголизма». Э. Крепелин (1927) относил бред ревности к проявлениям деградации личности и считал его обязательным компонентом органическую отягощенность больных. Наряду с этим преморбидные особенности личности могут являться основой для формирования бреда ревности и определяют его стабильность.

Ряд авторов (Е. Блейлер, 1955; А. Г. Гофман, 1968; Г. Н. Соцевич, 1970) считает алкогольный бред ревности нозологически самостоятельной формой, в то время как другие исследователи (М. О. Гуревич, 1949; И. В. Стрельчук, 1973) относят это состояние к вариантам алкогольного параноида.

Структура идей ревности при алкогольной патологии весьма неоднородна. До настоящего времени нет единой общепризнанной классификации этой формы патологии, так как, согласно очевидным фактам, в формировании вариантов бреда ревности принимают участие различные патогенетические механизмы. Это и определяет не только клиническую вариабельность идей ревности, но и их прогноз.

Наиболее четко разработана клиника алкогольного бреда ревности паранойяльной структуры. Этот типичный вариант систематизированного бреда возникает чаще у лиц с паранойяльными, эпилептоидными чертами. Выраженность этих черт может не достигать степени психопатии. Порой это акцентуированные личности, хорошо адаптированные в социальном плане, характеризующиеся как деловые, целеустремленные, творческие, принципиальные, иногда эгоистичные, с повышенной самооценкой, порой тревожномнительные, неуверенные в себе, со склонностью к самоанализу. Как правило, преморбидные черты в последующем накладывают отпечаток на формирующуюся впоследствии патологическую структуру ревности.

 

Типичный вариант паранойяльной ревности обычно характеризуется монотематическим содержанием. Хотя возникновение патологической ревности относится к зрелому возрасту, однако в большинстве случаев удается установить, что больные всегда отличались ревнивым характером. При этом варианте ревности больные чаще имеют большой стаж алкоголизации, но потребляют небольшие дозы спиртных напитков почти ежедневно (к обеду, ужину и т. п.).

Сначала идеи ревности у таких лиц возникают эпизодически в состоянии опьянения или похмелья. Порой в основе их появления лежат реальные факты: кокетство жены, ее стремление привлечь к себе внимание мужчин яркой одеждой, обнажением отдельных участков тела, косметикой и т. д. К этому нередко присоединяются снижение половой активности больного, ослабление потенции. Возникающие семейные конфликты и отчужденность супругов приобретают характер ревности, изменяются интимные отношения. Это и создает своеобразную готовность к формированию бреда ревности.

 

На первом этапе идеи ревности могут быть нестойкими, в благоприятной ситуации ослабевают, больные остаются корректными в обществе. В то же время чувство ревности может «обостряться под влиянием самых неожиданных причин: жена задержалась на работе, купила новое платье, долго стояла перед зеркалом и т. д. Иногда больной пытается «разубедить себя» и начинает отыскивать доказательства «случайности своих подозрений». Он неоднократно «выясняет детали», просит жену «признаться во всем, чтобы не думать большего». Но, получив или не получив признания, формирует свое убеждение, причем как признание, так и непризнание жены являются одинаково убедительными фактами ее измены.

 

Это и создает непоколебимую убежденность, которая не зависит от реальных фактов, сомнительных поводов. Поведение определяется убежденностью больного, а сама идея ревности в силу ее актуальности доминирует в его сознании. Больной разрабатывает сложные планы и способы проверки, уточняет лиц, имеющих отношение к «любовным интригам жены». В бред вовлекаются знакомые лица из ближайшего окружения, независимо от их положения, возраста, отношения к жене. Очень скоро подозрение превращается в уверенность, мелькнувшая в сознании больного идея обрастает серией доказательств, догадок, предположений.

Собранные больным «доказательства развратного поведения» жены могут явиться основой многочисленных жалоб в адрес общественных организаций, административных органов, газет, товарищеских судов. Больной неизменно требует «помешать разврату», помощи в сохранении семьи, обеспечить условия «для нормального воспитания детей». Он выступает как поборник высокой нравственности, обманутый коварными замыслами жены. В то же время больной привлекает к слежке за женой своих порой несовершеннолетних детей, которые становятся свидетелями циничных сцен выяснения отношений между супругами.

 

Развитие монотематического бреда ревности может происходить и в плане ретроспективной интерпретации. Тогда несогласие ребенка разоблачать мать расценивается больным как доказательство его «чужого происхождения». Жена «развратничает давно, прижила детей». Он должен «воспитывать чужих детей», которые его «не понимают и не поддерживают». Подозрением охвачены все члены семьи. «От него хотят избавиться, могут или хотели отравить». Поэтому больной уединяется в отдельную комнату, не принимает дома пищу, изощряется в слежке за женой и другими членами семьи. Это создает невыносимые условия существования членам семьи больного, представляет реальную социальную опасность, особенно в отношении жены. Иногда больной истязает жену, вынуждая ее признаться в измене, обращается к экспертам, требуя «исключить отцовство», выясняет отношения с предполагаемым любовником, обращается в общественные организации, где работают мнимые любовники его жены, настаивает на разбирательстве.

Однако такая активность больного не всегда сопутствует бредовой фабуле. Нередко убежденность больного в измене жены сочетается с внешне упорядоченным поведением. Авторитет его среди сотрудников, соседей, даже родственников безупречен. Долгое время он скрывает чувство ревности от окружающих, но, оказавшись наедине с женой, превращается в настоящего тирана. Угрозы, шантаж со стороны мужа при условии его безупречного поведения на работе заставляют жену до определенного времени скрывать свое положение, поэтому выходящие наружу конфликты кажутся неожиданными, немотивированными.

 

Монотематический бред ревности с течением времени может усложняться. Присоединяются идеи отравления, материального ущерба, колдовства. Расширение бредовой фабулы ведет к изменению структуры поведения больного, его социальной дезадаптации.

 

 

Comments are closed.