Эксперимент с алкоголиком

0

Для иллюстрации клинических признаков начальной стадии алкоголизма приводим следующее наблюдение.

 

Больной Б. 26 лет. Диагноз: алкоголизм, 1 стадия. При поступлении в клинику жаловался на тягу к алкоголю, периодические головные боли, повышенную раздражительность, отвлекаемость, неустойчивое настроение, снижение работоспособности, тревожный сон с кошмарными сновидениями.

 

Анамнез: наследственность не отягощенная. Отец военнослужащий, мать учительница. Семья была многолюдной, дружной, трудолюбивой. Отец пользовался в семье уважением, но часто бывал в командировках, и воспитанием детей занималась в основном мать, очень добрая, но слабохарактерная женщина. Со слов матери, больной в развитии от сверстников не отставал, был подвижным, любознательным. В школу пошел с 7 лет, был способным, но учебе много времени не уделял. Увлекался спортом, коллекционированием монет. Окончив 10 классов, пытался поступить в политехнический институт, но не прошел по конкурсу. Окончил профессиональнотехническое училище, несколько месяцев работал на заводе слесарем и был призван в армию. После демобилизации продолжал работать на том же заводе. Вскоре стал выпивать, чаще в связи с получкой. К алкоголю влечения не испытывал, выпивал не больше 200 г водки, быстро пьянел, но «знал норму». Через 3 года стал выпивать 3—4 раза в неделю. Появилось влечение к алкоголю, «к концу дня было уже не до работы, начинал соображать, на что и с кем выпить». Вместе с тем стал более вынослив к алкоголю, мог выпить за вечер до 0,8—1 л водки. Часто напивался допьяна. Наутро чувствовал себя плохо, не мог вспомнить всех событий предшествовавшего вечера. Настроение было подавленным, об алкоголе думал с омерзением, не опохмелялся. Если раньше в состоянии опьянения был добродушным, веселым, спокойным, то теперь «после стакана водки становился злым, драчливым». Быстро уставал на работе. Вечером, «если не напивался до потери сознания», долго не мог заснуть, а в 3—4 ч просыпался. К врачу обратился сам, решив, что «начал спиваться».

Психическое состояние: в первые дни пребывания в психиатрическом отделении крайне раздражителен, конфликтен, склонен к аффективным реакциям. Потребовал работы. С шумом и жаром взялся за ремонт старых книг, но через час работу бросил, ссылаясь на головную боль и усталость. Суетлив. Раздражает буквально все: радио, разговоры, шорох газеты, присутствие медперсонала. С вечера долго не может уснуть, сон тревожный, поверхностный, с кошмарными сновидениями и ранним пробуждением. Рассеян, быстро отвлекается. Плохо запоминает прочитанное. Настроение неустойчивое, чаще пониженное. К своему болезненному состоянию относится с достаточной критакой, связывает его с «систематическим пьянством». Сожалеет о несдержанности и конфликтности.

 

При соматическом обследовании: границы сердца в пределах нормы, тоны чистые; пульс лабильный, 60—90 уд/мин, ритмичный; артериальное давление— 120/70—150/90 мм рт. ст. В легких при перкуссии и аускультации патологии не выявляется. Живот мягкий, безболезненный. Печень и селезенка не пальпируются. Симптомов органического поражения ЦНС нет. Сухожильные и периостальные рефлексы высокие, с расширенной рефлексогенной зоной. Дермографизм разлитой, стойкий, красный. Яркая игра вазомоторов лица и груди, усиливающаяся при волнении. Гипергидроз ладоней и подмышечных впадин.

 

Лабораторные данные: общий анализ крови, мочи в пределах нормы; билирубин крови—1,48 мг °/о, реакция прямая, быстрая; протромбиновый индекс—104%; общий холестерин — 277 мг %, холестеринэстераза — 134 мг%; сахар натощак—130 мг %, через 15 мин после нагрузки (100 г сахара) — 162 мг %, через 30 мин — 182 мг %, через 60—190 мг %, через 90— 202 мг % и через 120 мин — 180 мг%. На ЭКГ — умеренные изменения миокарда. На ЭЭГ — нерезко выраженное снижение амплитуды электрической активности. Рентгенологически со стороны органов грудной клетки и желудочнокишечного тракта патологических изменений не выявлено. Глазное дно в норме. Показатели транспорта кислорода кровью (на второй день поступления^ пределах нормы: кислородная емкость крови — 20,3 об %, кислород артериальной крови—19,1 об %, венозной—13,7 об %, показатель утилизации кислорода — 30,4 %.

 

Больному проведено комплексное лечение: симптоматическое (40 % раствор глюкозы с 5 % раствором аскорбиновой кислоты внутривенно, витамин Bt, 25 % раствор сернокислой магнезии, димедрол — внутримышечно), условнорефлекторное (1 % раствор апоморфина подкожно в сочетании с приемом 40—50 г водки); рациональная психотерапия; оксигенотерапия (ингаляция 40 % смеси кислорода с воздухом по 30—45 мин 3 раза в день в течение 10 дней). В отделении больной находился 30 дней. За это время окреп физически, прибавил в массе 4 кг. Стал спокойнее. Прекратились конфликты с окружающими, исчезли головные боли, полностью нормализовался сон, восстановилась работоспособность. При повторном лабораторном обследовании в конце лечения отклонений от нормы не определялось. Катамнез в течение 3 лет хороший, рецидивов заболевания не отмечалось.

 

Изложенное позволило поставить диагноз начальной стадии алкоголизма. В клинической картине заболевания в этом случае преобладала астения (гиперстеническая форма), выявлены нарушения функции печени (гипергликемия, гиперхолестеринемия). Выздоровление сопровождалось нормализацией соматических функций.

 

II стадия заболевания некоторыми авторами характеризуется как период максимальной интоксикации, апогей алкоголизма (Lindenger, 1963; И. В. Стрельчук, 1973, и др.). Патологическое влечение к алкоголю приобретает неудержимый, компульсивный характер. Полностью утрачивается контроль над количеством выпитого алкоголя, а во многих случаях — и ситуационный. Важным признаком II стадии алкоголизма является формирование абстинентного синдрома7″кЪттпТБш вначале’ отмечается только после приема максимальных доз алкоголя, в последующем — постоянно. Толерантность к алкоголю, достигнув апогея, на определенный период (2—3 года) стабилизируется, затем намечается тенденция к ее снижению, j Абстинентный синдром,’компульсивный характер влечения и высокая толерантность делают больного зависимым от алкоголя не только в психическом, но и в физическом отношении. В этой стадии заболевания стремление алкоголика к опьянению обусловлено желанием не только достигнуть психического комфорта, но и облегчить свое физическое состояние.

Меняется и форма опьянения. Все чаще отмечаются полные амнезии. Изменяется эффект интоксикации. В состоянии опьянения такие лица становятся злобными, несдержанными, социально опасными.

 

Больные употребляют большие дозы алкоголя ежедневно, начиная с утра. Псевдозапои могут продолжаться от нескольких дней до нескольких месяцев и прекращаются на неопределенный промежуток времени только при отсутствии денег, угрожающей конфликтной ситуации и др. В этот период заболевания возможны алкогольные психозы.

Видоизменяется во II стадии алкоголизма и астенический синдром. В клинической картине астении преобладают вялость, апатия, склонность к внешней заторможенности (гипостеническая форма), а сам синдром начинает становиться свойством личности. Проявляются признаки органического поражения головного мозга. Состояние таких больных в значительной мере зависит от внешних воздействий (перемена погоды, душное помещение и пр.). Для них характерны выраженная лабильность аффектов со склонностью к пароксизмально возникающим дисфориям, снижение активного внимания и памяти, повышенная психическая и физическая истощаемость, трудность адаптации к новым условиям. Усугубляется нарушение сна: наряду с ранним пробуждением, характерным для I стадии, появляются затруднения при засыпании (с явлениями образного ментизма). Отмечаются выраженные и устойчивые соматовегетативные расстройства.

II стадия продолжается в среднем от 5 до 10 лет. В качестве иллюстрации приводим наблюдение.

Больной С. 31 год. Диагноз: алкоголизм, II стадия.

При поступлении в стационар жаловался на периодические боли в правом подреберье, повышенную раздражительность, быструю утомляемость при работе, плохой сон с яркими кошмарными сновидениями.

 

Comments are closed.