Анамнез. Эксперемент. Часть 2

0

Больной. К, 44 года. Диагноз: алкоголизм, III стадия.

я надеюсь, что у меня в животике зародилась девчуля!

_ Анамнез: родился в семье служащего вторым. Психических заболеваний в роду не отмечалось. Отец погиб в автокатастрофе, мать умерла от инфаркта миокарда. Физическое и интеллектуальное развитие протекало нормально. В школу пошел с 8 лет, учился хорошо, окончил 10 кассов, поступил в военное училище. Был общительным, откровенным, спокойным, выдержанным, трудолюбивым, настойчивым, умел добиваться поставленной цели. Легко привыкал к новой обстановке и переносил жизненные трудности. В 20 лет стал выпивать в компании сослуживцев. Тяги к алкоголю не испытывал, пил от случая к случаю, чаще потому, что «перед товарищами было неловко». После 150—200 г водки пьянел, нередко были рвоты. После женитьбы на официантке ресторана стал пить практически ежедневно. Обычно выпивал после рабочего дня 150—200 г водки или несколько бутылок пива. На работе пьяным никогда не появлялся. Примерно через 3 года такого пьянства заметил, что пьет значительно больше прежнего — мог выпить до 1,5 л водки. Нередко к ночи напивался до глубокого опьянения, а утром плохо помнил о событиях предыдущего вечера. Через 4 года стал испытывать потребность опохмеляться. Пьяный бывал злобным, агрессивным. Перестал маскировать свое пьянство, часто не выходил на работу или являлся в нетрезвом виде. В общении с окружающими стал грубым, крайне раздражительным, конфликтным. Пропивал домашние вещи и казенное имущество. Жена, не выдержав безобразного поведения мужа, ушла от него. Через год после этого события, будучи в командировке, на одной из станций подошел к дежурному по вокзалу и потребовал, чтобы тот «немедленно прекратил комедию». Направлен в психиатрическую больницу, при этом был возбужден, испытывал страх, что «окружен бандитами». Через 3 дня состояние больного выровнялось. Диагностирован абортивный алкогольный делирий. Лечился антабусом. Около двух месяцев после этого не пил, затем начал снова злоупотреблять алкоголем. Через 2 года повторно лечился в психиатрическом отделении. После этого работал слесарем на заводе, но вскоре за систематические пьянки и прогулы был уволен. В последующие 14 лет пять раз лечился стационарно в психиатрических больницах по поводу алкоголизма. Практически нигде не работал. Деньги на выпивку добывал на вокзале, убеждая пассажиров в том, что выписался из больницы и у него не хватает денег, чтобы доехать домой. Около буфета выпрашивал «на опохмелку». Неряшлив. Имел комнату в коммунальной квартире, но там почти не жил. Спал чаще на вокзале. В последние пять лет суточная доза алкоголя снизилась в 3—4 раза, пил понемногу, но через каждые 1,5—2 ч. Утром суррогаты (одеколон, желудочные капли, настойку полыни и пр.), потом — вино или пиво. Так в течение 9—10 дней. В этот период почти ничего не ел, сильно слабел, появлялось отвращение к алкоголю, бывала рвота. После запоя 2— 3 дня «отлеживался» на вокзале или дома, а затем все повторял сначала. Последний раз поступил в больницу также после очередного запоя, в конце которого возник страх; он «слышал» голоса угрожающего характера и считал, что на вокзале собралась «теплая компания», чтобы его убить. Убежал домой и заперся в комнате. Двое суток не выходил даже в туалет. В больницу доставили «скорой помощью».

 

Психическое состояние: вял, гиподинамичен. Большую часть времени проводит в’ постели. В разговор вступает неохотно. Периодически «видит» на одеяле и на стене мелких животных, «слышит» вредные голоса, но страха, как прежде, не испытывает. Быстро истощается при незначительной физической нагрузке и умственном напряжении. Критика к своему состоянию снижена. Настроение подавленное. На фоне внешней заторможенности временами бывает злобным, склонным к бурным аффективным вспышкам. Однако эти состояния непродолжительны, и уже через несколько минут больной забывает о причинах своего гнева. Круг интересов резко сужен. Книг и газет не читает. Может часами сидеть у телевизора, но плохо усваивает увиденное. Любой разговор сводит к выпивке. Память значительно снижена. Путается в датах собственной жизни, не может запомнить имени и отчества лечащего врача. Сон поверхностный, кратковременный, с кошмарными сновидениями. Аппетит отсутствует.

 

Соматическое состояние: среднего роста, пониженного питания, кожа сухая, шелушащаяся, лицо и конечности пастозны, цианотичны. Гранины сердца в пределах нормы, приглушены, акцент II тона на аорте. Артериальное давление — 110/80 мм рт. ст.; пульс —80 уд/мин, удовлетворительного наполнения и напряжения. В легких при аускультации по всему полю — единичные сухие хрипы. Язык обложен сероватым налетом. Живот мягкий, умеренно болезненный при пальпации в эпигастральной области; в правом подреберье пальпируется мягкий, безболезненный край печени, выступающий из-под реберной дуги на 2 см; селезенка не увеличена.

 

Неврологическое состояние: зрачки округлой формы, узкие, вяло реагируют на свет; недостаточная конвергенция левого глазного яблока. Гипомимичен. Правая носогубная складка более выражена, чем левая. Умеренная девиация языка вправо. При перкуссии по верхней губе появляется хоботковый рефлекс. Симптом Маринеско справа. Глубокие рефлексы верхних и нижних конечностей живые, с расширенной рефлексогенной зоной. Брюшные рефлексы: верхние живые, нил<ние понижены. Патологических рефлексов нет. Грубо нарушено равновесие: падает в позе Ромберга и при ходьбе по средней линии. Дермографизм разлитой, стойкий, красный. Выраженное дрожание пальцев вытянутых рук и кончика языка. Гипергидроз и акроцианоз дистальпых отделов конечностей.

Лабораторные данные: общий анализ крови в норме. Исследование мочи: проба по Зимницкому—выпито 1100 мл жидкости, выделено 750 мл мочи, дневной диурез —240 мл, ночной —510 мл, удельный вес мочи — 1,015— 1,025, в осадке 8—10 лейкоцитов в поле зрения, единичные выщелоченные эритроциты, фосфаты в большом количестве, остаточный азот — 21,6 мг %, клубочковая фильтрация — 79,8 мл в 1 мин, канальцевая реабсорбция — 97,4 %. Билирубин в сыворотке крови —2,1 мг %, реакция прямая, быстрая. Протромбиновый индекс —43%, после нагрузки викасолом — 65 %. Общий белок сыворотки крови—8,79 г %, альбумины — 49,8 %, глобулин — 50 2 % (а,— 6,0%, а2 —9,6%, р— 12,4%, у —22,2%). Общий холестерин — 124 мг %, холестеринэстераза — 96 мг %, лецитин — 198 мг %. Сахар крови натощак — 71 мг %, через 30 мин после нагрузки (100 г сахара) — 76 мг %, через 60 — 78 мг%, через 90 — 89 мг %, через 120 мин —84 мг %. Проба Квика — Пытеля — 0,51 г гиппуровой кислоты. Анализ желудочного содержимого: свободная соляная кислота появилась лишь после инъекции 0,5 мл 0,1 % раствора гистамина; количество пепсина натощак —0,6 г %, после пробного завтрака—1,3 г %. ЭКГ — в пределах нормы. Рентгеноскопия: органы грудной клетки без патологии; желудок — тонус понижен, эвакуация замедленная, рельеф слизистой оболочки сглажен, бороздки между складками слабо различимы. Данные аспирационной гастробиопсии: слизистая оболочка истончена, число желез уменьшено; собственный слой слизистой расширен, в нем помимо лимфатической наблюдается плазматическая и нейтрофильная инфильтрация; поверхностный эпителий утолщен, в эпителиальных клетках — крупные, сегментированные ядра. Глазное дно не изменено. На ЭЭГ — колебания биопотенциалов в обоих полушариях симметричны и синхронны; единичные острые волны и волны средней амплитуды; недостаточно отчетливое следование биопотенциалов в широком диапазоне частот в ответ на ритмичные звуковые и световые раздражители. Функция внешнего дыхания на второй день после поступления (исследование на спирограмме в условиях основного обмена): частота дыхания—19 в 1 мин, глубина —260 мл, МОД — 4,9 л/мин (75% по отношению к должной величине), ЖЕЛ — 90 %, МВЛ — 84 %; П02 — 78 % по отношению, к должной величине, КИО 2 — 35 мл. Показатели транспорта кислорода кровью: гемоглобин — 15,6 г %, константа Гюфнера — 1,62 (норма— 1,2), кислородная емкость крови —21 об %, кислород артериальной крови—18,7 об % (89% насыщения), кислород венозной крови—16,3 об % (77,6% насыщения), артериовенозная разница по кислороду — 2,4, показатель утилизации кислорода — 12,8 %, что свидетельствует о тканевом типе гипоксии.

Годы практики и экспериментов (а потом, как результат, лечения) позволили выделить несколько наиболее «рабочих» техник полифазного сна:

Больному проведено симптоматическое, общеукрепляющее, сенсибилизирующее и психотерапевтическое лечение. К концу лечения больной окреп физически, прибавил в массе, у пего улучшились сон и аппетит. Явления гиподинамии, апатии сменились суетливостью, выраженной аффективной неустойчивостью. До конца лечения подчеркнуто услужлив, берется за любую работу, но быстро устает. Конфликтен, гневлив, критика к своему состоянию снижена. После выписки почти сразу же снова запил.

 

Comments are closed.